Информационный обмен

Картошка санкций не боится

U nas tak
Крестьянское фермерское хозяйство (КФХ) картофелевода Колесникова входит в пятёрку семеноводческих хозяйств области. И, значит, в число лучших. Где умеют выращивать качественный материал, там и урожаи получают хорошие.


Разговор с фермером у края поля и весны

А ведь не собирался Николай Сергеевич в фермеры. Работал на заводе, причём оборонного профиля. Хорошо работал. Да вот не по годам рано стало беспокоить сердечко. Когда уходил, директор предложил тракторок — «Владимирец». Недорого. «А что, возьму «малыша», вдруг огородничеством займусь?» — подумал Колесников.

«Огород» оказался что надо — 4 гектара. Совхоз арендовал ему землю и дал картошки: вырастишь — рассчитаешься. С ходу, в первый же сезон, он получил приличный урожай. Давненько это было. Михаил, сын начинающего фермера, тогда в первый класс только пошёл. Сегодня у Колесниковых — 450 гектаров земли, из них 120 отведены под выращивание картофеля.

— А на какую тему будем разговаривать? — спросил Николай Сергеевич, когда я набрал его номер.

— На весеннюю!

— Тогда вам не ко мне, а к моему сыну надо. Он лучше в этом разбирается.

И вот я — на базе КФХ. Это сразу за посёлком Выбити, Солецкий район.

— У нас тут разделение труда, — объясняет Михаил Николаевич. — За отцом — стратегия, за матерью — сбыт. Ну а моё поле деятельности — поле и есть. Вырастить и — на склад. Мы никогда не брали огромные кредиты, не лезли на рожон. Аккуратно, шаг за шагом двигались вперёд. Всё, что сегодня здесь есть, — результат 30-летней работы.

На дворе, как по линейке, выстроилась техника. Хоть сейчас — в поле.

— В этом году приобрели, — Михаил показывает на разбрасыватель удобрений.

Ну, в этом году есть обновы и заметнее. Например, введено в эксплуатацию новое картофелехранилище. Две зоны хранения, на 1250 тонн картофеля каждая. Деревянные контейнеры в шесть этажей (ярусов). Постоянный микроклимат: температура — плюс 3, влажность — не ниже 85%.

Синеглазка-сильновкуска

— Сами-то картошку любите?

— Едим! — отвечает Михаил. — Понятно, что молодой картофель каждому охота попробовать. А у нас привилегия — дегустируем разные сорта. Можно прямо «с грядки» запечь или сварить. Отметить завершение работ или чей-нибудь день рождения. Много чего перепробовали, но вкуснее нашей русской «синеглазки» ничего нет.

Это старый советский сорт, запатентованный и возвращённый в оборот Российским институтом имени Лорха. Как недостаток — он уступает зарубежным сортам по товарному виду. С другой стороны, мы, покупая картошку, не в рамочку её собираемся брать.

Наслушавшись похвал «нашей марке», я попросил, а нельзя ли… В общем, мне взвесили. Дома за ужином, конечно же, была снята проба. И зачем такую картошку ещё чем-то заправлять?

По науке

Кстати, «синеглазка» — один из сортов из пробирки. Как и картофель сортов «ред скарлет», «василёк», «ривьера», «аврора». Материал КФХ получает от Россельхозцентра в Великом Новгороде. Это очень удобно: всё близко, все возникающие вопросы можно решить быстро.

На практике путь картофеля от пробирки до реализации выглядит так. В солевой раствор помещается черенок — верхушечный побег. Сформировавшееся растение высаживается в теплицу — в горшок (по системе капельного полива туда подаётся вода). В нём зарождается до 30 и более мини-клубней. Их собирают, хранят, затем высаживают в открытый грунт. И только на пятый год получается элитный семенной материал, который можно использовать у себя в фермерском хозяйстве либо продавать.

Доля такого материала, выращенного в полном смысле этого слова по науке, пока не так велика, как хотелось бы. Но за передовой технологией — будущее. В перспективе это значит самообеспечение элитными сортами.

— Наша цель — полностью заменить импорт, — говорит Михаил Колесников. — Заграничный семенной материал постоянно дорожает. Однако, надо это признать, он пока качественнее. На то есть ряд причин. В том числе — недостаток опыта в размножении картофеля по 5-летней схеме. Наш главный враг — это y-вирус, который переносит персиковая тля.

Кабан номер 178

Есть и другие неприятели. Было дело, на питомник картофеля устроили набег кабаны и съели его подчистую. Теперь лесные свиньи почему-то почти вывелись. Но их «работу» стали с успехом выполнять люди. По словам Михаила Колесникова, прошлой осенью воровали даже в присутствии хозяев. Подъезжают к полю в разгар уборочной, достают лопаты, мешки и начинают «помогать». Прогоняли, конечно, а что ещё можно сделать с наглецами? Причём подъезжают в основном на автомобилях с номерами 178-го региона. По всей видимости, это питерские дачники. Местные-то сами картошку выращивают.

Дорогой «Джон»

А ещё на пороге крестьянской весны приходится волноваться из-за одного американца немецкого происхождения. «Джон Дир» — универсальный пропашной трактор, выпускаемый на заводе в Германии.

КФХ выплатило иностранным партнерам всю сумму, предусмотренную контрактом. Нет, просят ещё 25 тысяч. Евро!

— Ведём переговоры, — рассказывает Михаил. — Либо нам вернут деньги, либо всё-таки поставят трактор. Но не с такой искусственной резкой наценкой. Они понимают, что мы завязаны на импорт техники. Мы понимаем, с чем связана такая политика.

Приходится лишь сожалеть, что отечественному машиностроению до реального импортозамещения пока далеко. В среднем сегменте российского аналога данному «Джону» просто нет. Есть только союзный «Беларус», который здорово ему уступает по надёжности, функциональности и скорости выполняемых обработок. Если не получится приобрести новый трактор, то может возникнуть проблема с подготовкой почвы по осени — придётся снимать машину со вспашки и культивации и цеплять к ней картофелеуборочный комбайн.

К уборочной нынешнего года должен поступить и новый двухрядный комбайн. Он был куплен ещё в прошлом году. Срок исполнения контракта ещё не истёк. И хотелось бы, конечно, надеяться на европейскую обязательность.

В любом случае картофелеводы Колесниковы и коллектив КФХ (там только постоянных работников — механизаторов, водителей, сторожей, сортировщиков — около 20) относятся с пониманием к действиям нашего государства в отношении Украины, считая военную операцию вынужденной мерой. Как бы то ни было, нам с этим дальше жить.

В сухом остатке

А в остальном всё, как говорится, идёт свои чередом. Никакого форс-мажора: семена есть, топливо и удобрения проплачены. Обеспеченность средствами защиты растений — 80%. Но у нас же ещё март.

Сейчас в КФХ заняты отправкой картофеля на реализацию. Я побывал на базе как раз в тот день, когда там отрабатывали заказ крупной сетевой компании. Сортировали и фасовали картофель. С учётом затрат на доставку отпускная цена — выше 45 рублей за килограмм.

Стоимость посадочного материала (в зависимости от его репродукции) — естественно, ещё выше. На элиту — около 60 рублей. При этом некоторые сорта пользуются огромным спросом.

Пока мы общались с «главным агрономом» КФХ, в мастерских успели отремонтировать прицеп — сварили новую раму и установили бочку.

В общем, всё решаемо, всё по плану. Настроение — весеннее, оно же — рабочее. Без картошки не останемся.

Василий ДУБОВСКИЙ
Фото автора
«Новгородские Ведомости»